Записи с темой: чужое творчество (список заголовков)
09:15 

Как там в Ливии, мой Постум, - или где там?

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Ещё одно осеннее стихотворение.
Вообще-то я, честно говоря, не люблю Бродского. У него попадаются хорошие мысли, но в общем и целом - нееее. Это как с Куприным - вроде бы и многое написал, но для меня у него есть только один рассказ - "Сентиментальный роман" (в эпиграфе у меня, кстати, стоит из него цитата). Ну просто потрясающее произведение. Будто не он писал.
Вот и "Письма римскому другу" Бродского - то же самое. Будто не он писал.
Лет пять назад брат показал мне - и теперь каждая осень проходит под этим флагом.


***
Нынче ветрено и волны с перехлёстом.
Скоро осень, всё изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемена у подруги.

Дева тешит до известного предела -
дальше локтя не пойдёшь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятья невозможны, ни измена!

___

Посылаю тебе, Постум, эти книги.
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жёстко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Всё интриги?
Все интриги, вероятно, да обжорство.

Я сижу в своём саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных -
лишь согласное гуденье насекомых.

___

Здесь лежит купец из Азии. Толковым
был купцом он --деловит, но незаметен.
Умер быстро - лихорадка. По торговым
он делам сюда приплыл, а не за этим.

Рядом с ним - легионер, под грубым кварцем.
Он в сражениях империю прославил.
Сколько раз могли убить! а умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.

___

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря дал1ко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники - ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

___

Этот ливень переждать с тобой, гетера,
я согласен, но давай-ка без торговли:
брать сестерций с покрывающего тела -
всё равно что дранку требовать от кровли.

Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я - не бывало.
Вот найдёшь себе какого-нибудь мужа,
он и будет протекать на покрывало.

___

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
"Мы, оглядываясь, видим лишь руины".
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.

Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им...
Как там в Ливии, мой Постум, - или где там?
Неужели до сих пор ещё воюем?

___

Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще... Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.

Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья.

___

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.

___

Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце,
стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за чёрной изгородью пиний.
Чьё-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке - Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.




* Понт - море, соответственно, а пиния - это сосна такая. Они до сих пор в Риме оченно популярны.

@темы: Чужое творчество, Что-то кроме сказанного, Календарь моей жизни

16:53 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
...Смотрю, все (или почти все) спали сегодня как-то беспокойно (а кто-то и вовсе не спал).
Мне чувствуется, что это лето облиняло в осень. Не как животные линяют шерстью, а как, например, змеи сбрасывают кожу или пауки - шкурку. То есть, процесс был не самым лёгким.
Первый осенний день проходит как-то странно, не плохо, нет. Просто чуть-чуть по-другому идёт время. Для меня всё ещё утро, хоть я и проснулась часов в 11 или 12.
А ещё мы с Игнатом сидели сегодня в некой маааленькой кафешке, которую нашли в районе, ели всякие вкусные штуки, и мне в голову лезли разные Есенинские стихи. Почему именно там и тогда - вот хз, но вспомнила их - и появилось огромное желание сюда их тоже поместить. Хотя наверняка многие эти стихи знают. Но они прекрасны, они идеально-осенни... Так что я не могу удержаться.

***
Песни, песни, о чем вы кричите?
Иль вам нечего больше дать?
Голубого покоя нити
Я учусь в мои кудри вплетать.

Я хочу быть тихим и строгим.
Я молчанью у звёзд учусь.
Хорошо ивняком при дороге
Сторожить задремавшую Русь.

Хорошо в эту лунную осень
Бродить по траве одному
И сбирать на дороге колосья
В обнищалую душу-суму.

Но равнинная синь не лечит.
Песни, песни, иль вас не стряхнуть?..
Золотистой метёлкой вечер
Расчищает мой ровный путь.

И так радостен мне над пущей
Замирающий в ветре крик:
«Будь же холоден ты, живущий,
Как осеннее золото лип!..»

+++


Тут должно было быть ещё произведений пять, но мне нужно бежать на главпочтамт - обещала брату купить марок особенных, сегодня первый день гашения... Понятно, в общем. Третьего, кстати, тоже какие-то крутые марки выходят, так что если есть здесь филателисты - можно совершить набег на ГП вместе ))
Хотя, признаться, не очень хочется. Хочется в такую осень бродить по траве одному и.... сидеть дома, пить цикорий с молоком и заниматься домашними делами. И рукоделием каким-нибудь. Стихи писать... Сидеть в одиночестве - оно будет не тяжким. Правильно-осенним, приятным.
И вместе с тем - действительно хочется вдаль, в леса, в глушь; я вспоминаю Шамана - и, кажется, в этом году я максимально хорошо понимаю его.
Хотела сейчас показать вам большую зарисовку про осень в Палевой Розе, но вовремя вспомнила, что она дописана не до конца. Поэтому покажу стихи Лорелины моей чудесной - как раз списываемся с ней сейчас вконтакте, и это тоже очень здорово и осенне - такая чудесная девушка, благодаря которой в моей жизни появилось многое... Просто так и не поблагодаришь. Мало будет слов.
В общем, Лина пишет классные стихи, и вот вам её группа "на почитать" (советую): vk.com/lorelinanesterova
А это она писала про моего Шурку, значит:

***
Мы назвали тебя Шаманом, и, наверное, неспроста -
Ты целуешь ее запястья - снежно-белая береста,
Вены - венчик лазурных линий... Осень, Осень твоя навек.
Рядом с ней в сентябре - не помнишь, что ты, кажется, человек.
Рядом с ней - даже небо - выше, даже звёзды - еще острей,
Птицы снова поют о странной, тонкой девочке на костре,
О её паутинках-пальцах, о горячих, как свет, глазах...
Ты шагаешь вперёд, навстречу... Возвращаясь к другим, назад.
Твоя Осень - девчонка-ведьма, так похожа на ту, из снов,
Королева рассветных улиц, дочь-приёмыш степных волков,
Твоя Осень... Твоя колдунья. Если снится - и вправду есть...

...Возвращайся, Шаман. Ты нужен. Обязательно нужен - здесь.



@темы: "Палевая Роза", В копилку символизма, Календарь моей жизни, Осеннее настроение, Слайды, Чужое творчество

02:51 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
...Мне кажется, или в новой песне Кукрыниксов есть какая-то недосказанность?.. :)

Как птицы ищут даль,
Так ищем мы звезду.
Нам никого не жаль
И всё летит в дыру.

@темы: Календарь моей жизни, Объектив на позитив, Песенное, С песни - по строчке..., Чужое творчество

00:13 

lock Доступ к записи ограничен

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Здесь лежит моя давноооо вызревающая сказочка про Канис Латранс (имя-фамилия ))
Черновики на дайрях постоянно обнуляются, мне не хочется терять этот рассказ, так что извините, но - закрытый пост.

Послушайте пока хорошую песенку - немного об этом.


Прослушать или скачать Ольга Арефьева Семь с половиной бесплатно на Простоплеер

URL
06:14 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Внезапное продолжение крайнего стихотворения. Оппп, "я поймал волну, теперь хрен ты меня достанешь".... Где-то с утра вылавливаю по кусочку этого стихотворения из воздуха, даже устала немного.
Раз от раза эта история становится всё более и более странной и... личной, что ли, где-то уже на грани сокровенности. Такими темпами, если будет дальнейшее продолжение, я скоро перестану показывать эти стихи.


Жизнь - трип души, скоро это пройдёт и ты вернёшься в нормальное состояние.
Не уйди в бэд трип. Спокойно и внимательно наблюдай...
*неизвестный автор*

Хитросплетенье новых ответвлений
Меня не может с толку сбить.
На трассе тут и там таблички,
Куда мне, собственно, и нужно нарулить.
*Илья "Чёрт" Кнабенгоф*

По небу ангелы летят,
В канаве дьяволы ползут.
И те, и эти говорят:
"Ты нам не враг, ты нам не друг".
Ни там, ни тут.
*"Агата Кристи"*

**и это всё - вместо эпиграфа**

***
Уезжаешь, увозишь с собой хандру.
Продолжаешь бессмысленный свой бэд трип.
Есть и ночь, и свобода, и верный друг...
Не хватает чего-то ещё. Внутри.

Сердца.
Или глотка вина.

...На вокзале штормило и гас фонарь,
А теперь прямо в окна глядит луна -
На пол льётся прозрачный её янтарь.

Что ты сделал, о, боже тебя храни?!

Что ты создал, что в жизни своей успел?
Кем ты был? Разжигал для кого огни?
И кого хоть немножечко обогрел?..

Вереница каких-то дурацких дел,
Страшных снов и событий, печалей, бед...

Ты был нищим душой.
В пустоту глядел.
И собаки плевали тебе вослед.

И боялись тебя, как боятся тьмы,
Как боятся призраков из могил...
Был другим. Был светлее снегов зимы,
Всех за братьев считал и людей любил...

...Заблудившись в сплетениях света с тьмой,
Потерял половину себя, забыл,
Перестал быть практически сам собой.
Даже больше - не помнишь, каким ты был,
И не знаешь, каким в самом деле стал,
И не веришь, что будешь опять другим.

Но на свете есть солнце!.. И чудеса.
Если в жизни есть место простой любви.

Только есть и другое. Под утро сон,
Разбудивший, напомнивший о грехах,
Новый город.
Рассеянный свет.
Перрон,
На котором уже ожидает страх,

И - слова, отравляющие, как яд,
Мыслеобраз, пришедший ответить мне:
- Ах, спасёшь?.. Это многие говорят.
Ты попробуй не сдаться сама судьбе.

------------
втпрмщзззз




P.S. А, поняла, что мне это напоминает. Дожить до того, чтобы цитировать себя же, не осознавая этого - это надо уметь. Или пару суток не спать ))
ПалевНая ПРоза же.
запись создана: 14.07.2014 в 04:34

@темы: Что-то кроме сказанного, С песни - по строчке..., Песенное, Мои рифмованные строки, Календарь моей жизни, "Палевая Роза", Чужое творчество

17:22 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
"Танцы Минус" - группа, мною не понимаемая. Кажется, только песню "Город-сказка, город-мечта" я у них действительно люблю. Ну и ещё пара песен ничего так. Остальное же... Чёрт, у меня в голове тексты их песен постоянно превращаются во что-то другое.
Вот, например, сейчас по Нашему Радио звучит композиция "Иду".

...На раскалённом добела
Моём лице кипит...


Что кипит?.. Мне сразу хочется допеть: "смола". Милая песня жертвы Инквизиции получилась бы... Но нет. На лице кипит слеза. Вне всяческих рифм. Ну, ладно...

А "Цветут цветы" в моём понимании начинаются фразой

Твоего лица глаза, твоего лица рот.
Не забуду никогда, ты ужасный урод.


Не могу не!..
А группа и сама делает своё черное дело. Вот из той же "Иду":

Пели птицы вместо птиц в облаках о тебе,
Свои песни поют вовсе не о весне,
На холодной земле, на зелёной извне
Приземляются они, ино-плане-тя-не.


Пыщщщь.

Про "десять капель любви у тебя на плече" я лучше промолчу, потому что ассоциации возникают сплошь пошлые, а вот ещё цитатка:

Закат похож на таракана,
Он убегает от меня.
Бежать за ним не слишком мало,
Мне слишком много жизнь твоя.


А песня "Оно" - вообще сплошь жесть, действительно... очень ОНО.

В общем-то я согласна с их же фразой "Мы сочиняем и поем дурацкие песни". Может, это и не плохая группа, но точно не моя.

З.Ы. А, да. У "Танцев Минус" есть ещё классная песня. "Романтика".
Вот её я люблю, да. И особенно люблю момент, когда корабельным колоколом заглушаются слова, которые в нижепреведённом куплете запиканы звёздочками.

Скорость уже не та, где бы найти слова,
Переписать успеть, вспомнить успеть глаза.
*** с ней, с романтикой, *** на Беринга -
В сторону глаз лететь, в сторону берега.

@темы: Чужое творчество, С песни - по строчке..., Объектив на позитив, Календарь моей жизни

22:04 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Урурур, я тут, во-вторых, вернулась в Тулу (чтобы поехать в деревню, но об этом позже), а во-первых, мы вернулись с ролевой по Дому.
И там было здорово.
Я до сих пор совершенно несобрана внутренне после игры, не знаю, как собираться и приходить в себя; это создаёт эпические неудобства, но хрен с ним. Впереди деревня - я чудненько отдохну.
Фото- и просто отчёт по ролевой обязательно будет, потому что я хочу об этом рассказывать :love:
А пока что - энное количество мемов от другого участника. Они мало ценны для стороннего наблюдателя, но для жителей ДрДома понятны и приятны ))

01.07.2014 в 17:03
Пишет pupirishki:

И тут Мальвину понесло
Всё, я больше не могу :lol:



Кто-нибудь! Остановите меня!


URL записи

@темы: Календарь моей жизни, Объектив на позитив, Чужое творчество

02:39 

lock Доступ к записи ограничен

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:18 

1977 год, Юрий Казаков. Надо бы перечитать.

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
"...Он застрелился поздней осенью, когда выпал первый снег. Но видел ли он этот снег, поглядел ли сквозь стёкла веранды на внезапно оглохшую округу? Или он застрелился ночью? И валил ли снег ещё с вечера, или земля была черна, когда он приехал на электричке и, как на Голгофу, шёл к своему дому?
Ведь первый снег так умиротворяющ, так меланхоличен, так повергает нас в тягучие мирные думы...
И когда, в какую минуту вошла в него эта страшная, как жало, неотступная мысль? А давно, наверное... Ведь говорил же он мне не раз, какие приступы тоски испытывает он ранней весной или поздней осенью, когда живёт на даче один, и как ему тогда хочется разом всё кончить, застрелиться. Но и то сказать - у кого из нас в минуты тоски не вырываются подобные слова?
А были у него ночи страшные, когда не спалось и всё казалось: лезет кто-то в дом, дышит холодом, завораживает.
А это ведь смерть лезла!
- Слушай, дай ты мне, ради бога, патронов! - попросил он однажды. - У меня кончились. Всё, понимаешь, чудится по ночам - ходит кто-то по дому! А везде тихо, как в гробу... Дашь?
И я дал ему штук шесть патронов.
- Хватит тебе, - сказал я, посмеиваясь, - отстреляться.

А какой работник он был, каким упрёком для меня была его жизнь, постоянно бодрая, деятельная. Как ни придёшь к нему - и если летом зайдёшь со стороны веранды, - поднимешь глаза на растворённое окно наверху, в мезонине, крикнешь негромко:
- Митя!
- Ау! - тотчас раздастся в ответ, и покажется в окне его лицо, и целую минуту глядит он на тебя затуманенным, отсутствующим взором. Потом - слабая улыбка, взмах тонкой руки:
- Я сейчас!
И вот он уже внизу, на веранде, в своём грубом свитере, и кажется, что он особенно глубоко и мерно дышит после работы, и смотришь на него с удовольствием, с завистью, как, бывало, глядишь на бодрую молодую лошадь, всё просящую поводьев, всё подхватывающуюся с шага на рысь.
- Да что ты всё распускаешься! - говорил он мне, когда я болел или хандрил. - Ты бери пример с меня! Я до глубокой осени купаюсь в Яснушке! Что ты всё сидишь или лежишь! Встань, займись гимнастикой...

Последний раз я видел его в середине октября. Пришёл он ко мне в чудесный солнечный день, как всегда прекрасно одетый, в пушистой кепке. Лицо у него было печальное, но разговор у нас начался бодрым - о буддизме почему-то, о том, что пора, пора браться за большие романы, что только в ежедневной работе единственная радость, а работать каждый день можно только тогда, когда пишешь большую вещь...
Я пошёл его провожать. Он вдруг заплакал, отворачиваясь.
- Когда я был такой, как твой Алёша, - заговорил он, несколько успокоившись, - мне небо казалось таким высоким, таким синим! Потом оно для меня поблёкло, но ведь это от возраста? Ведь оно прежнее? Знаешь, я боюсь Абрамцева! Боюсь, боюсь... Чем дольше я здесь живу, тем больше меня сюда тянет. Но ведь это грешно - так предаваться одному месту? Ты Алёшу носил на плечах? А я ведь своих сначала носил, а потом мы все на велосипедах уезжали куда-нибудь в лес, и я всё говорил с ними, говорил об Абрамцеве, о здешней радонежской земле - мне так хотелось, чтобы они полюбили её, ведь, по-настоящему, это же их родина!.. Ах, посмотри, посмотри скорей, какой клён!

Потом он стал говорить о зимних своих планах. А небо было так сине, так золотисто-густо светились под солнцем кленовые листья! и простились мы с ним особенно дружески, особенно нежно...

А три недели спустя, в Гагре - будто гром грянул для меня! Будто ночной выстрел, прозвучавший в Абрамцеве, летел и летел через всю Россию, пока не настиг меня на берегу моря. И точно так же, как и теперь, когда я пишу это, било в берег и изрыгало глубинный свой запах море в темноте, далеко направо, изогнутым луком огибая бухту, светилась жемчужная цепочка фонарей...
(...)
...А мне воображалось, что я иду в Абрамцеве со станции домой, но не той дорогой, какой я обычно ходил. И пропало для меня море, пропали ночные горы, угадываемые только по высоко светящимся огонькам редкие домики, - я шёл по булыжной, покрытой первым снегом дороге, и когда оглядывался, то на пепельно-светлом снегу видел свои отчётливые чёрные следы. Я свернул налево, прошёл мимо чёрного пруда в светлеющих берегах, вошёл в темноту елей, повернул направо... Я взглянул прямо перед собой и в тупике улочки увидел его дачу, осенённую елями, с полыхающими окнами.

Когда же всё-таки это случилось? Вечером? Ночью?
Мне почему-то хотелось, чтобы настал уже неуверенный рассвет в начале ноября, та пора его, когда только по светлейшему снегу да по проявившимся, выступившим из общей тёмной массы деревьям догадываешься о близяшемся дне.
Вот я подхожу к его дому, отворяю калитку, поднимаюсь по ступеням веранды и вижу...

"Слушай, - спросил он как-то меня, - а дробный заряд - это сильный заряд? Если стрелять с близкого расстояний?" - "Ещё бы! - отвечал я. - Если выстрелить с полуметра по осине, ну, скажем, в руку толщиной, осинку эту как бритвой срежет!"

До сих пор меня мучаем мысль: что бы я сделал, увидь я его сидящим на веранде с ружьём со взведённым курком, с разутой ногой? Дёрнул бы дверь, выбил бы стекло, закричал бы на всю округу? Или в страхе отвёл бы взгляд и затаил дух в надежде, что, если его не потревожить, он раздумает...
(...)

...Я знаю, что на дачу он добрался поздно вечером. Что делал он в эти последние свои часы? Прежде всего переоделся, по привычке аккуратно повесил в шкаф свой городской костюм. Потом принёс дров, чтобы протопить печь. Ел яблоки. Не думаю, что роковое решение одолело его сразу - какой же самоубийца ест яблоки и готовится топить печь!
Потом он вымылся и надел чистое исподнее.

Ружьё висело на стене. Он снял его, почувствовал холодную тяжесть, стылость стальных стволов. Цевьё послушно легло в левую ладонь. Туго подался под большим пальцем вправо язычок замка. Ружьё переломилось в замке, открывши, как два тоннеля, затыльный срез двух своих стволов. И в один из стволов легко, гладко вошёл патрон. Мой патрон!
(...)

...Нет, не слабость - великая жизненная сила и твёрдость нужна для того, чтобы оборвать свою жизнь так, как он оборвал!
Но почему, почему? - ищу и не нахожу ответа. Или в этой, такой бодрой, такой деятельной жизни были тайные страдания? Но мало ли страдальцев видим мы вокруг себя!
Нет, не это, не это приводит к дулу ружья. Значит, ещё с рождения был он отмечен неким роковым знаком? И неужели на каждом из нас стоит неведомая нам печать, предопределяя весь ход нашей жизни?
Душа моя бродит в потёмках..."

@темы: Календарь моей жизни, Что-то кроме сказанного, Чужое творчество

09:12 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Тут все спят, а я - как призрак с интернетом :)
То есть, я поедаю круассаны и тортик, допиваю чай, пишу свою сказочку, анкету персонажа на ролевую, сижу тихо... А сейчас вот вышла на балкон.
А на балконе пахнет морем.
Такой тёплый запах - ещё не запах волн и соли, но запах самого воздуха, прогретого солнцем. Настоящий запах морского лета.
Мне сначала показалось, что это с улицы, я высунулась за оконный проём - нет, на улице пахнет совсем иначе. Вернулась на балкон. Пахнет морем, вот хоть ты тресни!..
А потом разглядела в углу подоконника плошку с ракушками.
Ну что ж ты будешь делать.
Два года. Двааа.... Знаете что, а держите-ка нпарочку моих любимых морских стихов. Пусть это настроение сегодня будет.

+++

@темы: Необъяснимое, Море..., Календарь моей жизни, Что-то кроме сказанного, Чужое творчество

00:44 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Лето!
Я изжарен, как котлета!
Время есть, а денег нету,
Но мне на это наплеваааать!..

Мы дожили, мы выжили, мы живы, живы мы,
и я опять цитирую чужое в честь радостного события сошествия лета на нас,
но ради разнообразия покажу и своё.
Это из старого дневника, так что вряд ли кто-то его помнит. Я его ещё пою, бывает, но редко-редко.


11.05.2012 в 01:35
Пишет Здесь была Хельта:

Акростихи.

Ливень смыл всю пыль с антрацита звёзд.
Если Город пел обо мне всерьёз,
Тропки снов и памяти в унисон...
Ой ли?.. Болью севера по глазам.

Пальцы ветра Города в волосах,
Рваной тучей прошлого голоса,
Или, может, чудятся чудеса...
Шёпот веток тополя, странный сон:
Лес, взрастивший сотни деревьев-грёз,
Обо мне мелодии сочинял.
.


------------------------
вотпрямщазззз



Это у меня в плеере неизвестно чьё с фразой "О том, как пел город на Неве" выпало - и потом оно всё само пришло секунд за 20.
Ну и, надеюсь, все знают, как читать акростихи.


URL записи

@темы: Календарь моей жизни, Мои рифмованные строки, С песни - по строчке..., Чужое творчество

23:05 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Все постят песни типа "О, да это же обо мне!", внезапно начинается лето, и я, пожалуй, вспомню одну хорошую песню из нескольких, которые явно обо мне ))



По деревням - полный лехаим,
Рушники пестрят петухами,
Добры молодцы мажут ваксой чёрные прохоря,
А княгиня Рыжих в печали -
У неё война за плечами
Да семнадцать ходок в сизое марево января.

Уж несладко ей, ох несладко,
У неё на платье заплатка,
У границ враги, с посевной проблемы, казна пуста,
У неё вассалы весёлы -
Обалдуи-конкистадоры,
Сто рублей убытку с каждого рыжего, как с куста.

И княгиня, бросив ультиматумы в каминное пламя,
В срочном заседаньи объявляет перерыв полчаса,
Рыжего зовет петуха, чтобы связался с орлами, -
Слышите, орлы, вернитесь в наши синие небеса!..

С каждым днём тревожнее ночи -
Злые клоуны бритвы точат,
Крестоносцы напялили свои чёрные клобуки,
Хунвэйбины вышли из комы
И свирепые управдомы
Перешли границу и встали лагерем у реки.

Рыжего кота зовет княгиня, как не раз уж бывало,
К барсам посылает - кот идёт, не дожидаясь утра.
Барсы, синеглазые стражи ледяных перевалов,
Выручайте, барсы, нас, вернитесь к нашим синим шатрам!..

Если кто и летом на лыжах -
Этот, значит, точно из рыжих,
Всё не слава богу, любое дело под разлюли.

Но пока фартит воеводе -
С перевалов барсы подходят
И над Лысой горою кружат орлиные патрули.

Войско объезжает княгиня накануне рассвета,
"Главное, манёвр, - говорит, - всё прочее чепуха,
Всё уже в ажуре, и к тому же начинается лето -
Светлое и ласковое время рыжего петуха".

У неё виктория нынче -
Крестоносцы пленные хнычут,
Злые клоуны взяты в клещи и пойманы под мостом,
И бегут, теряя дубины,
Потрясенные хунвэйбины,
И в овраге прячется исцарапанный управдом.

Выпало удачи немного
Детям Конопатого Бога,
И с высокой ёлки песню, слышную за версту,
Запевает огненный кочет,
Озорные девки хохочут
Да под Лысой горою заходится папоротник в цвету.

Ты гони, княгиня, печали, что толпятся под дверью,
Хватит с нас печалей, мы и так уже хватили лишка.

Пой же, моё лето, рассвет, топорщи рыжие перья,
Шёлкова бородушка, масляна головушка...




*
Лехаим - еврейский тост типа "За жизнь!". Пьют по деревням, короче.
Прохоря - сапоги с высоким голенищем.
Хунвэйбины - участники молодёжных отрядов в Китае, активно участвовавших в культурной революции. Это было где-то в семидесятых, так что насчёт комы верно подмечено :)

@темы: Календарь моей жизни, Песенное, Слайды, Что-то кроме сказанного, Чужое творчество

21:54 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
"Уезжая, уезжаешь не весь" -
Эхом в плеере стук сердца зажат.
Оседает невесомая взвесь
Пыли снега на поникших плечах.

Март отходит, превращается в прах,
Но весна под ним легка и свежа.

Раньше с нею были мы на ножах,
А сейчас в ней пробудилась душа.

Ухожу по лабиринтам миров,
По карнизам, по кривым проводам.
И в карманах - только птичье перо,
Камень солнечный, морская вода.

Ухожу - но кто узнает, куда?
Кто сумеет отыскать по следам?..

...Я тебе всё, что захочешь отдам,
И полжизни, и свои города.

И останется лишь снежная пыль,
Ветер юный, не умеющий выть,
Цвет сирени, запах мёда, ковыль,
Две тропинки в самом сердце Москвы...

Если это понимаете вы -
Значит, правильно сумела сложить.

Значит, тот, кто мне придумывал жизнь,
Душу плёл из тонкой тёплой травы.

-----------------
вотпрямщаззз




Что-то подобное я хотела написать ещё в первый день апреля, пара фраз написалась где-то в районе прошлых выходных, ну и вот. В этот раз я опять поэкспериментировала с рисунком стихотворения. Вроде бы даже ничего получилось. Это стихи-гармошка - основное стихотворение идёт по четверостишиям, и за ними как бы открываются отдельные двустишия. Или не открываются. Но если открываются, то дополняют основную линию.
Первая строчка - это цитата из песни, соответственно.

Картинка как-то совсем не в тему, но давно у меня лежит и нравится мне, так что пусть будет. Засчитаем за иллюстрацию последних строчек.

@темы: Что-то кроме сказанного, С песни - по строчке..., По Ту сторону мира, Мои рифмованные строки, Календарь моей жизни, Чужое творчество

21:21 

lock Доступ к записи ограничен

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:31 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Есть музыка, стихи и танцы,
Есть ложь и лесть...
Пускай меня бранят за стансы -
В них правда есть.

Я видел праздник, праздник мая -
И поражен.
Готов был сгибнуть, обнимая
Всех дев и жен,

Куда пойдешь, кому расскажешь
На чье-то "хны",
Как в солнечной купались пряже
Балаханы?..

Ну как тут в сердце гимн не высечь,
Не впасть как в дрожь?
Гуляли, пели сорок тысяч
И пили тож.

Стихи! Стихи! Не очень лефте!
Простей, простей!..
Мы пили за здоровье нефти
И за гостей.

И, первый мой бокал вздымая,
Одним кивком
Я выпил в этот праздник мая
За Совнарком.

Второй бокал, чтоб так, не очень
Вдрезину лечь,
Я выпил гордо за рабочих
Под чью-то речь.

И третий мой бокал я выпил,
Как некий хан,
За то, чтоб не сгибалась в хрипе
Судьба крестьян.

Пей, сердце!.. Тоько не в упор ты,
Чтоб жизнь губя...
И потому я пил четвертый
Лишь за себя.

+++

@темы: Календарь моей жизни, Чужое творчество

19:40 

Пятиминутка ассоциаций.

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
А в лесу сосновом сосны
Щекотали хвоей звёзды,
Я стояла и смотрела,
Как безумствовал огонь.
Я стояла и смотрела,
Как одна сосна горела,
Я сама сгореть хотела -
Протянула к ней ладонь.


+

DSC_0560

@темы: Песенное, Слайды, Что-то кроме сказанного, Календарь моей жизни, Чужое творчество

23:03 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Город сегодня настойчиво не отпускает меня. Даже поезда обходят Москву стороной. Окей, у меня есть несколько лишних часов на творчество. Тоже хорошо.
Пока ездила по Туле, вспоминала малоизвестные стихи Есенина. Между "Кобыльими кораблями" и "Сорокоустом" вспомнилась более известная "Исповедь хулигана". Люблю это стихотворение. А иногда прямо-таки чувствую себя главгероем.
Поймала себя на том, что забыла несколько строк. Решила, что вернусь домой и найду книгу Сергея Александровича.
Вернулась домой, открыла контакт... А там практически тут же в новостной ленте - оно. Даже за книгой в шкаф лезть не надо.
Пусть будет.

---Исповедь хулигана---

Не каждый умеет петь,
Не каждому дано яблоком
Падать к чужим ногам.

Сие есть самая великая исповедь,
Которой исповедуется хулиган.

Я нарочно иду нечёсаным,
С головой, как керосиновая лампа, на плечах.
Ваших душ безлиственную осень
Мне нравится в потемках освещать.
Мне нравится, когда каменья брани
Летят в меня, как град рыгающей грозы,
Я только крепче жму тогда руками
Моих волос качнувшийся пузырь.

Так хорошо тогда мне вспоминать
Заросший пруд и хриплый звон ольхи,
Что где-то у меня живут отец и мать,
Которым наплевать на все мои стихи,
Которым дорог я, как поле и как плоть,
Как дождик, что весной взрыхляет зеленя...

Они бы вилами пришли вас заколоть
За каждый крик ваш, брошенный в меня.

Бедные, бедные крестьяне!
Вы, наверно, стали некрасивыми,
Так же боитесь бога и болотных недр...
О, если б вы понимали,
Что сын ваш в России
Самый лучший поэт!
Вы ль за жизнь его сердцем не индевели,
Когда босые ноги он в лужах осенних макал?
А теперь он ходит в цилиндре
И лакированных башмаках.

Но живёт в нём задор прежней вправки
Деревенского озорника.
Каждой корове с вывески мясной лавки
Он кланяется издалека.
И встречаясь с извозчиками на площади,
Вспоминая запах навоза с родных полей,
Он готов нести хвост каждой лошади,
Как венчального платья шлейф.

Я люблю родину.
Я очень люблю родину!
Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь.
Приятны мне свиней испачканные морды
И в тишине ночной звенящий голос жаб.
Я нежно болен вспоминаньем детства,
Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь.
Как будто бы на корточки погреться
Присел наш клен перед костром зари.
О, сколько я на нём яиц из гнезд вороньих,
Карабкаясь по сучьям, воровал!
Всё тот же ль он теперь, с верхушкою зелёной?
По-прежнему ль крепка его кора?

А ты, любимый,
Верный пегий пес?!
От старости ты стал визглив и слеп
И бродишь по двору, влача обвисший хвост,
Забыв чутьём, где двери и где хлев.
О, как мне дороги все те проказы,
Когда у матери стянув краюху хлеба,
Кусали мы с тобой её по разу,
Ни капельки друг другом не погребав.

Я всё такой же.
Сердцем я всё такой же.
Как васильки во ржи, цветут в лице глаза.
Стеля стихов злачёные рогожи,
Мне хочется вам нежное сказать.

Спокойной ночи!
Всем вам спокойной ночи!
Отзвенела по траве сумерек зари коса...

Мне сегодня хочется очень
Из окошка луну обоссать.

...Синий свет, свет такой синий!
В эту синь даже умереть не жаль.
Ну так что ж, что кажусь я циником,
Прицепившим к заднице фонарь!

Старый, добрый, заезженный Пегас,
Мне ль нужна твоя мягкая рысь?
Я пришел, как суровый мастер,
Воспеть и прославить крыс.

Башка моя, словно август,
Льется бурливых волос вином.

Я хочу быть желтым парусом
В ту страну, куда мы плывём.

@темы: В копилку символизма, Календарь моей жизни, Чужое творчество

02:53 

lock Доступ к записи ограничен

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:04 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Хотела написать перед сном про день, потом перехотела, потом поняла, что записать надо.
...Утро, я - где-то недрах города; поймала себя на том, что иду по улице, широко улыбаясь, а в наушниках у меня - выданная рандомом песня про музыканта, который едет в мае к дольменам, точнее, даже не об этом, а о предвкушении поездки.
...Он сидит на скамейке, вокруг цветёт сирень, а горы зовут и грядут перемены, снова полёт - и к свободе любовь; там водопад, там родные дольмены... Музыкант домой возвращается вновь...
И это так гармонично, что даже не хочется ставить кавычки цитат.
Когда-то по этой песне я писала про весенний визит Лесьяра в Геленджик. Так и не дописала, но не суть. А песня на самом деле про Геленджик, я знаю автора, и знаю, что это про Возрожденческие дольмены.

А вообще в последние дни меня преследует совсем другая песня.

---------
- Сегодня спектакль, я иду по застывшим аллеям.
Прекрасна Москва на пороге двадцатого века.
И радостно мне, и досадно, я так сожалею,
Что здесь, в этом городе, нет одного человека.

Вы так далеко, возле моря... Вы снова мне снились.
Я вам напишу это вечером, после премьеры.
Аншлаг, слава Богу, у входа студенты столпились,
Извозчики, дамы в мехах, господа офицеры...

+++

@темы: Чужое творчество, Что-то кроме сказанного, С песни - по строчке..., Песенное, Необъяснимое, Море..., Календарь моей жизни, И это всё мне?.. =), В копилку символизма

19:57 

И я видел полмира, мне две тысячи лет, и на стыках путей не один километр
Одиночество в городе. Тянет напиться.
Выдувает все деньги из карманов столица.
Продувает насквозь этим северным ветром,
И вопросы давно потеряли ответы.

Записать чью-то жизнь - день за днём, поминутно,
Будто вместе пройти этой жизни маршрутом.
И потом просто некогда будет исправить
То, что с лёту, с разгона врезается в память.

Одинокие много блуждают по свету.
Нас уже наизусть заучила планета -
Сказки, ноты, стихи... Бесконечная осень.
Из чего состоим мы и что в себе носим.

Мне открыться не страшно. Чувства гасят тревогу.
Я играю на крыше для тебя и для Бога
Тот же самый мотив. Всех светлей и чудесней.
Я почти что забыл, как волнительны песни...

...Значит, заново. К чёрту слова и укоры!..
В сердце каждого дня - мной придуманный город.
С одиночеством где-то внутри, с парапетом,
За которым волной тихо плещется лето.

Я смеюсь. Я стал злее и будто моложе.
У меня миллионы колючек под кожей.
Их не видно за солнцем украшенной ризой.
Дай мне руку! Пойдём танцевать по карнизам!..


----------------
вотпрямщазззз


Как всегда, стихи живут своей собственной жизнью, и к концу история становится совершенно не о том, о чём была сначала.
И да, отсылки к "Скрипачу на крыше" тут тоже присутствуют.


@темы: Чужое творчество, Что-то кроме сказанного, Песенное, Мои рифмованные строки, Календарь моей жизни

Приморский город Ля-Минор

главная