Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: чужое творчество (список заголовков)
21:01 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
...Я вообще-то недолюбливаю Бродского, но открытые братом несколько лет назад "Письма римскому другу" каждую осень вспоминаются заново и становятся на несколько дней не то гимном, не то рефреном существования.
И я знаю, что это на самом деле - песня.

***
Нынче ветрено, и волны с перехлёстом,
Скоро осень, всё изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
Чем наряда перемена у подруги.

Дева тешит до известного предела -
Дальше локтя не пойдёшь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
Ни объятья невозможны, ни измена!

Посылаю тебе, Постум, эти книги.
Что в столице? Мягко стелят? Спать не жестко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?
Все интриги, вероятно, да обжорство.

Я сижу в своём саду, горит светильник,
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных -
Лишь согласное гуденье насекомых.

Здесь лежит купец из Азии. Толковым
Был купцом он - деловит, но незаметен.
Умер быстро - лихорадка. По торговым
Он делам сюда приплыл, а не за этим.

Рядом с ним - легионер под грубым кварцем.
Он в сражениях империю прославил.
Сколько раз могли убить! А умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.

Пусть и вправду, Постум, курица - не птица,
Но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в империи родиться,
Лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далёко, и от вьюги,
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говорят, что все наместники - ворюги,
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

Этот ливень переждать с тобой, гетера,
Я согласен, но давай-ка без торговли:
Брать сестерций с покрывающего тела -
Все равно, что дранку требовать у кровли.

Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я - не бывало.
Вот найдешь себе какого-нибудь мужа,
Он и будет протекать на покрывало.

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
"Мы, оглядываясь, видим лишь руины".
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.

Был в горах. Теперь вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им...
Как там в Ливии, мой Постум, или где там?
Неужели до сих пор еще воюем?

Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал ещё... Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.

Приезжай, попьём вина, закусим хлебом
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
И скажу, как называются созвездья.

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
Долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
Там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле
В дом гетер под городскую нашу стену,
Дай им цену, за которую любили,
Чтоб за ту же и оплакивали цену.

Зелень лавра, доходящая до дрожи,
Дверь распахнутая, низкое оконце,
Стол покинутый, оставленное ложе,
Ткань, впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чьё-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке - Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

@темы: Что-то кроме сказанного, Осеннее настроение, Календарь моей жизни, Володя, Чужое творчество

16:37 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Осень.

Первые настоящие кленовые листья уже устилают землю, дождь в лицо, дорога с работы занимает несколько лет путешествия в глубину собственной души, но длится меньше положенных пятидесяти минут - потому что дома меня ждут. Пусть не у меня дома... Но ждут, и разговоры, начинающиеся днём, заканчиваются ближе к трём часам ночи. и то лишь потому, что мне вставать в восемь.

Мне хорошо, хотя со стороны может показаться, что грустно или одиноко.
Хочется писать стихи и ходить по парку на цыпочках, вдыхая туман и рыжие запахи бархатцев.
Хочется в Питер, в кои-то веки - не ради самого Города; и я смеюсь, потому что только теперь понимаю, что меня тянуло туда все эти годы. Все эти годы между прошлой жизнью и этой, тогда ещё будущей, но обязанной быть. И смех переходит в слёзы где-то на грани осознания, что этого могло бы не быть никогда.

Совершенно не хочется есть, почти не хочется спать, и только где-то внутри дёргаются тихие-тихие струнки.

...Как это - не могло бы никогда не случиться, когда есть Мы - и плевать на то, что путь от одного мира до другого может занять сколько угодно световых вёрст, начавшись за ближайшим перекрёстком, и закончиться ещё когда даже не сменится сигнал светофора?..
Или промчать электричкой в снежной пыли по тьме междугородья.
Холодком осознания - по затылку.
Песней - по подсознанию...

Осень, осень.
Я с каждым годом загадывала её загадочность, стараясь понять, что же я такое не могу вспомнить; боролась с памятью, бродила по кладбищам и лесам, собирая осенние букеты пожелтевших листьев и увядших цветов, и казалось, что вспомню вот-вот, но не вспоминалось...
От этого ещё трагично-трогательнее это биение в солнечном сплетении, и я не умею описывать его словами.

Моё состояние сейчас, чувства и мысли - здесь.



...Это время Белой Гвардии, гулкости эха в арках, дыханию ветра в камышах и флейтах, долгим путешествиям на поездах через пространство и время...
Это осень колдует.

@темы: Чужое творчество, Что-то кроме сказанного, Песенное, Осеннее настроение, Объектив на позитив, Календарь моей жизни, И это всё мне?.. =), Другая жизнь

12:39 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Второй раз захожу в кабинет к Наташе и второй раз там играют две песни. Земфиры - "Интересно, как ты там" (или что-то вроде того) и Найка Борзова, по-моему...

Я хочу видеть выраженье твоих глаз,
Я хочу знать, что ты чувствуешь сейчас,
Радоваться с тобой и грустить с тобой...


В песнях осень и правда.
Я слышу.

@темы: Что-то кроме сказанного, С песни - по строчке..., Календарь моей жизни, В копилку символизма, Чужое творчество

13:31 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
www.rulez-t.info/creative/19831-klassnaya-figur...

Здоровский мастер-класс по лепке динозавра из пластика.

@темы: Календарь моей жизни, Чужое творчество

02:22 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Володин рандом вчера хорошую песню мне напомнил.


@темы: Календарь моей жизни, Осеннее настроение, Песенное, Чужое творчество

00:01 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
...Амфитрита из нашей давней-давней Посланнической тусовки писала неплохие стихотворения.
И одно я сегодня вспоминаю.
Оно довольное кривое и глупое, но одна фраза проходит навылет.

Волосы по спине
Вьются, как сотни змей...

Не подходи ко мне -я полюбить не сумею.

@темы: С песни - по строчке..., Осеннее настроение, Календарь моей жизни, В копилку символизма, Чужое творчество

07:33 

Поименная

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
***
Анна приходит по первому снегу, «И чтоб тебе было пусто» -
Тихо бормочет, кивая распушенной головой.
Лебядкин жарит имбирь, вот волшебная сила искусства.
Решая, кому не дожить до второй мировой,
Бубнит подстрочники, знал бы русский, тогда до парижской ноты
Смог бы еще дотянуться дрожащей от счастья рукой.

Анна откроет окно, что ты делаешь здесь и кто ты,
Мало работы, рифмуется плохо, пой
В другой тональности – скоро начнется снежная буря,
Будешь читать, что небо кроет и пауки глядят
Из черной баньки, и представлять, обоснованно брови хмуря,
Как в охладевший грог опускают заморский яд
За рубль пятьдесят для колонки писем и новостей, я буду плясать внештатно
Пальцами по замерзшему на двести лет стеклу.

Анна идет по первому снегу, смотрит на белые пятна
И верит невнятно, что будет обедать в Сен-Клу.

Чего не привидится только, без мер и ограничений
Откроется бездна, красненьких звезд полна,
И только Лебядкин, почти воплощенный гений,
Поджарит имбирь, если ты ненароком «а»
Сказал, нужно «б» говорить по правилам непременно,
Эти досужие сплетницы – дети наших литератур,
Читают Гамсуна, том кладут на затекшее днесь колено,
Мимо проходят лоси, пролетает смешной амур.

Знаете, мон амур, у нас всегда выпадают крести,
Мы лепим снежки, бросаем друг в друга, тверды, как сталь,
Как паутина в банке. Мы пишем письмо Невесте,
Кладем в конверт распустившийся осенью fleur de mal.

Анна читает письма, ненаписанные Лебядкиным между делом
Между первым и вторым несмелым присутствием в мире, хочет всплакнуть,
Что мне делать со своим пожизненно тленным телом,
Превозмогая черты характера, прочую злую муть.
Анна приходит по первому снегу, ест имбирь за обедом,
После читает Гамсуна и засыпает в пять,
Детство следит за ней, под карнизами скачет следом,
Прячась от стрел с опушкой, пытаясь следы примять.


(за авторством Ольги Брагиной)


***
Анна, ты говоришь, что я взрослый, большой и сильный,
Говоришь, я мужчина-все-время-должен-держаться.
А мне хочется деться подальше, куда-нибудь в Бирму,
Где слоны, обезьяны и пахнет шалфеем с миррой.
Где меня не отыщут хотя бы еще лет двадцать.

Нет, не глупости. Просто, сегодня противны люди.
Ты искомкала руки, и щеки красны от плача.
Анна, милая. Я обещаю тебе, все будет.
Ты же видишь, все будет, с чего-то уже я начал.
Я же помню - мужчина, не маленький мамин мальчик.

Анна, ты говоришь, говоришь, как будто ты мне не веришь.
Нет, не так. Не не веришь, а просто не видишь рядом.
Ты и правда не хочешь видеть меня? О боже...
Анна, ну почему перепуталось наше время?
Ты глядишь на меня холодным спокойным взглядом
И от этого взгляда искрится мороз на коже.

Анна, холодно. Анна, поговори со мной, ну же.
У меня там, внутри, не сердце, а куча кристаллов.
Растопи их. Скажи, что ты любишь, что я тебе нужен.
Ты молчишь. Почему ты молчишь? Почему ты? Анна?..

Мои замки расплылись-расквасились мокрой глиной.
Вышибают клин клином, но где найти такой клин?
Твои волосы пахнут шиповником и апельсином.
Без тебя не получится взрослым, большим и сильным.

Без тебя не получится никаким.


(за авторством Хельги Обскуры)


А какие ВЫ знаете стихи про Анну?..

Ниэби Оленьи Рожки вспомнила стихотворение Беломазого Хьюи:

здравствуй, Анна,
я тут мерзну понемногу.
знаешь, Анна, люди делятся на виды:
те веревками запутывают ноги мне,
те (Саулы) мнят себя Давидами.
но не все - подопытные кролики:
ты вот, Аня - ты неповторимая.
ты по нервам мне
катаешься на роликах,
и тобой, наверно, одержимый я.
ты Вселенная,
ты символ бесконечности,
центр космоса и солнце между пальцами.
проще бедному проснуться обеспеченным,
чем коснуться рукава
твоего платьица -
ты же, Анна, блин, неприкасаема...
но - зато - родная и... Далекая.
мы, как паззлы,
мы, как два слагаемых,
два проектора с одною
кинопленкою.

здравый смысл
под призмой темперамента
растворился в наших отношениях,
наши души - двухпалатные парламенты!
знаешь, Анька,
я прошу прощения
за слова, которые не сказаны,
и за истину, которая не принята,
и за легкие с большими
метастазами,
с метастазами обычной одержимости.
ты в неведении?
что ж, неудивительно;
я умею мастерски запутывать,
я умею приукрашивать
действительность,
но не смыслю разговаривать по сути, б***ь!

мы же, Аня, связаны характером,
а в руках твоих - магнитики подкожные...
как велосипед с велоцираптором,
разные, но очень уж похожие.
ты прости,
что я такой натянутый -
ведь во мне неврозов старых залежи.
если мы друг к другу и притянуты,
то, наверное,
веревками и за уши...

восхищаюсь я тобою,
но бессмысленно,
я любить тебя пытаюсь
безболезненно,
но по нашим правилам неписаным
весь мой опыт - штука бесполезная.
я надеюсь, что до смерти всё забуду я:
и тебя,
и искренность,
и правила...
эти фразы, Анька, лишь прелюдия
нашим мыслям
высокопоставленным,
нашим чувствам несамонадеянным,
правде, похороненной под письмами,
протоколами смертельной
безыдейности,
под гримасами солеными
и кислыми...

знаешь, Анна, ты сейчас в преддверии
слов, которые услышать не получится.
я же просто сволочь
лицемерная,
пафосный от случая до случая,
беспощадный, как змея гремучая,
правильный от правила до правила...
я же сволочь сучья,
тварь ползучая!
я всё стер, система всё
отправила.

@темы: Чужое творчество, Что-то кроме сказанного, Календарь моей жизни, Другая жизнь, В копилку символизма

21:52 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
...Странно это - узнать однажды, что узор твоих глаз вплели в песню...

@темы: И это всё мне?.. =), Календарь моей жизни, Песенное, Что-то кроме сказанного, Чужое творчество

23:58 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
21:34 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Хочу предложить вам некую игру :)
Прочтите текст и попробуйте угадать группу, которая пела эту песню.
Группа стааарая, стааарая, песня года эдак 2002-2004 разлива........

Семнадцать часов в ожидании тьмы,
Семнадцать минут тишины после смерти,
Семнадцать шагов по следам пустоты,
Семнадцать цветов возле траурной ленты.
Семнадцать дорог, уходящих в одну.
Семнадцать дверей без ключей и порогов.
Семнадцать крестов, что в росе поутру...
Семнадцать ворон клюют крышку от гроба.

Семнадцать стихов, сожжённых дотла.
Семнадцать желаний исчезнуть без боли.
Семнадцать касаний губами лба,
Семнадцать горстей чёрной пыли на волю.
Семнадцать веков проживать этот миг.
Семнадцать друзей уйдут в твои земли.
Семнадцать богов выносят вердикт,
Семнадцать грехов в ожидании внемлют.

Семнадцать капель крови на теле,
Семнадцать вздохов
перед последним.

Семнадцать
соленых
слёз
выпьют губы.
Семнадцать молитв ничего не изменят.

Семнадцать вопросов под сводами рая.
Семнадцать ответов под сводами ада.
Семнадцать огней тебя окружают,
Семнадцать зим седых
снегопада,
снегопада,
снегопада ...

Семнадцатый номер больничной палаты.
Семнадцать недель пищит передатчик.
Семнадцать врачей в белых халатах...
Семнадцать миров, неведанных раньше.
Семнадцать ступеней до края асфальта,
Семнадцать нот прощальной песни...
Семнадцать писем в канун белой свадьбы.
Семнадцать городов под одним небом вместе.

Семнадцать взглядов - по-своему разных.
Семнадцать голосов в твоём подсознанье.
Семнадцать раз
чей-то ангел назван.
Семнадцать ветров уносят молчанье.
Семнадцать ночей с одинаковым светом,
Семнадцать капель воды освящённой.
Семнадцать свечей на кафеле белом.
Семнадцать детей не знают об этом.

Семнадцать
объятий
бренного
тела.

Семнадцать камней, сорвавшихся в бездну.

Семнадцать звонков телефонных за шторой.

Семнадцать тебя и меня
были вместе.

Семнадцать игрушек, набитых ватой,
Семнадцать шоколадных конфет в кармане,
Семнадцать деревьев таких же зелёных,
Как были когда-то семнадцатого мая.

Семнадцать
случайных прохожих.
Семнадцать зеркал отражают усталость.
В семнадцати снах мы были похожи...
А теперь ни одного не осталось.
Семнадцать записок в семнадцати ящиках
Семнадцать рук распечатают вскоре...
Семнадцать кадров из воспоминаний...
Семнадцать лет навсегда за тобою.

Семнадцать звёзд без тебя надо мною.
Семнадцать книг о тебе без названия.
Семнадцать просьб повидаться в тобою,
Семнадцать билетов на поезда дальние.
Семнадцать дневников одного человека,
Семнадцать
оборотов планеты.
Семнадцать снежинок тают на солнце.
Семнадцать лет - и тебя уже нету.

Семнадцать глотков горького воздуха.
Семнадцать сигарет, последняя каждая.
Семнадцать - цифра твоего возраста -
Останется вечной, начавшись однажды.


Проверил себя? Можешь подсмотреть.

@темы: Песенное, Календарь моей жизни, Чужое творчество

11:48 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
У меня есть чудесная знакомая, Хельга Обскура. Чудесна она в частности тем, что пишет потрясающие стихи.
И сегодня мне хочется её цитировать и показывать вам.


***
А Питер лечит-латает раны без игл, без ниток и без следа. А Питер лечит солено-пьяно. Течет по пальцам, как по каналам, невская солнечная вода.
А Питер рвет на четыре части и прячет каждую во дворах, в пеленки-тени пихает счастье и нянчит, чтобы не раскричалось, чтоб не дай бог не затерлось в прах.

А Питер лечит, а Питер шепчет, что это лето, что будет легче, что пустость длиться не может вечно, смотри на небо мое, глупыш. Вчера я плакал дождем балтийским, сегодня небо умылось чисто, я жарю локти твои и кисти и золочу бесконечность крыш.
Его я слышу, ему я верю, он пахнет желтым предобрым зверем, конями, Пушкиным, Петром Первым и алым парусом на заре. Его в бутылку да затолкать бы, его фонтаны, его заклятья, тереть бутылку до красных пятен, до белых призраков кораблей...

И он придет добродушным джинном, в лицо плеснет мне водой бестинной и скажет: Кто обещал быть сильной?
Мы вместе, девочка. Будь сильней.


***
КОСТЁР
Если хочешь увидеть, как я горю,
Приходи. Я скажу тебе, где и когда.
Будет весело, правда. Подбросишь дрова.
Приходи. А что больно - так я потерплю.
Акинаками режет подошвы ступней.
Не целуй меня в лоб - мне так только больней.

Встань напротив меня, сосчитай до трехсот.
Будут песни и пляски. Еще пять минут.
Нет, не плачу, соленое - это пот,
Выбегает из глаз, вытекает из губ.
Моя кожа облезла, глазницы пусты,
Но я все еще знаю, что рядом ты.

Умирает огонь, шебуршится зола,
В стороне палачи пьют вино и ликер.
Кучка сучьев упала к твоим ногам.
Почему бы не бросить их в мой костер?

Слышу только их треск. Высыхает роса.
И все тише жрецовые голоса.


***
ПОСТКОСТРОВОЕ

помнишь - сожгли? помнишь, как ветки падали
в жадное пекло, как раскалялась гора?
ты же там был...ведь был? или приснилось...мало ли
может присниться на острие костра.
ты ли тащил меня - брови свелись в одно,
губы закушены, яростные зрачки?
"мы тебя вылечим - вереском или мхом,
мы тебя вылечим."

нечем мне плакать - в дырах глазниц зола.
чем-то скулю еще - не человек, не зверь.
ну почему я сразу не умерла?
мне не хватило пары сухих ветвей.

брось меня, брось меня, слышишь? видишь же сам какое я.
ты обещал, что вылечишь...вылечишь неживое?

я не хочу зеленой, я хочу быть обугленной,
кутаться в талую землю и в подземелье уснуть.
не поднимай меня, не посыпай изумрудами.
не рассыпайся.
просто будь рядом.
будь.


***
И МНЕ ОСТАЁТСЯ

И мне остается - циферки черных дат,
Ворчанье гагатовых снов и в висок приклад.
И множество, множество, множество дагерротипов.
Я думала, буду до красных белков орать,
Но кто-то отверткой попротыкал слова.
И я вместе с ними шипю-умираю тихо.

Октябрь швыряет листвы золотые кольца.
А мне остается...не знаю, что остается.

Куда-то нырнули ладони и времена
И что-то такое, без горлышка и без дна.
И все заменилось шнуром бесконечно-длинным.
На нем можно вешать твои и мои имена.
Моя голова будет липнуть к моим ногам.
Она превратилась в комок приставучей глины.

И эти пять букв - я смеюсь - до чего же просто
Им верить. Купаться в ребенко-наивной вере.
Я их зажимаю в цветастую скудную горстку
И перерезаю шеи.

Они окружают, гладят меня по плечам,
Они говорят: ничего себе, как же так!
Ну ты же сильнее, ты же давай держись...

А я отчего-то паршиво сплю по ночам
И хочется ведрами этот холодный чай,
Пока не кончится эта жизнь.


***
Девочка, мир покружился, вздохнул и замер,
Выдохнув солнечным кружевом горячо.
На подоконник босыми пятками встал рассвет.
А у тебя недосып и сажное под глазами.
Сколько же можно плакать в его плечо
которого рядом нет?

девочка, милая, хватит уже, ну хватит,
лечь бы тебе, согреться б тебе, поспать бы,
а у тебя лед ладоней и аритмия.
позже всего два слова - "аве мария" -
и исчезаешь в недрах своей кровати.

Девочка, мир покружился, вздохнул и замер,
Горьким осадком на серое дно осел.
Люди по улице ходят, гудят вокзалы.
И недосып, и завтра второй экзамен.
В чьем-то дворе скрипящая карусель.

Только ты слышала, как умирают все.

Мартовье тает серенькою полоской.
Скоро наступит ночь
И обольет все синим.

Авемария плачет слезами воска.
Ей бы тебе помочь,
Но она не всесильна.

Девочка, милая, девочка, что с тобою?
Ты говоришь, что ты не одна, а двое,
Что все нормально, он вот же, сидит напротив,
Что ты не сдашься на первом же повороте,
Что все на свете дышит твоей любовью...

Он такой теплый, а у тебя холодные кости.

Ночь - твое время, ты комкаешь простынь в горсти,
В горле проталкиваешь колющего ежа
И улетаешь в какую-то злую пропасть
девятого этажа.


-------------------------------------------------------------------
Хельга и её стихи обитают здесь: www.stihi.ru/avtor/xellga&book=2#2

@темы: Календарь моей жизни, В копилку символизма, Осеннее настроение, Чужое творчество

19:27 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
...Я не знаю, как ощущения превращаются в слова.
Но они - вот ведь странно! - превращаются. И я рассказываю о том, что чувствую - легко, будто чувства - это слова изначально.
А как слова превращаются в ощущения?
Я тоже не понимаю.
Но слушаю эту песню - и душа улетает далеко-далеко, даже не знаю, в прошлое или будущее, в этот мир или на другие параллели........



...Море расстилается под ногами. Шаг - и ты полетишь с обрыва.
Это Толстый мыс, окраина Белого города, пристанище диких туристов, волн и надежда всех кораблей - потому что именно здесь растёт из земли высокий красно-белый маяк, своим светом выстилающий им дорогу.
Если, например, с Маркхотского хребта смотреть, чуть сузив глаза, увидишь только острый край мыса и море - в отличие от него бескрайнее. Рябь волн и беспредельность пространства. Особенно когда солнце клонится к горизонту, раскрашивая мир сусальным золотом.

А ещё здесь цветут маки.
Огромные, красные, а пахнут!.. не передать.
Упасть в них, зарыться лицом, раскинуться на траве...

И замереть внезапно.

Где-то далеко внизу шумят волны. Лёгкий ветерок обдувает лицо - уже прохладный, уже ночной.
А пальцы переплетаются с пальцами. Нежно так. Прозрачно.

И будто бы сверху всё видишь.
Летит, летит под невидимым крылом суша, кружится голова, кружится всё, что внизу остаётся...

Там два человека - в высокой траве, среди огненно-красных маков, лежат и еле ощутимо держатся за руки. Почти не прикасаясь друг к другу... Но крепко. Нипочём не разжать соприкасающиеся тонким узором на мягких подушечках пальцы.

Ярко светят огни большого южного города, но они где-то далеко... Как будто отдельная страна, некое суверенное государство.
В море плещется свет от маяка, звёзды и отблески неоновой рекламы и фонарей на бульварах.
Там - свои люди, свои события...

А здесь - только мы.

И спать совершенно не хочется, и нет сил говорить... Все слова давно сказаны или никогда не будут произнесены... Не важно.

...А я ещё помню большой корабль, себя, сидящую на перилах, и огромную волну, ударившую в борт.
(И его, стоящего рядом)
Чтобы не упасть, нужно было протянуть вперёд руки.
(Совсем рядом)
Протянуть руки вперёд.
(Близко-близко)
Протянуть....

Я протянула.


Простит мне вечность каждую оплошность.
Есть счастья по чуть-чуть на всех людей
И мысленно всегда вернуться можно
На остров наш,
Летящий
В пустоте.


...Остров наш, летящий в пустоте...

@темы: Сны, Слайды, Сказки, рассказки..., С песни - по строчке..., Песенное, Необъяснимое, Море..., Календарь моей жизни, И это всё мне?.. =), Другая жизнь, Что-то кроме сказанного, Чужое творчество

19:22 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
27.08.2011 в 16:38
Пишет Rowana:

Город
Этот город пропитан морем, водой насквозь:
Открываешь глаза, с ресниц собирая соль.
Этот город, как морок, ветреное лассо,
Остаётся на коже, крутится у волос.
В этом городе тёплый воздух в руках дрожит,
Мелкий дождь за час превращается в водопад.
Приходи ко мне жить,
Приходи со мной засыпать.

Этот город ласково тянет меня на дно,
Он целует в висок, ударив меня под дых.
В этом городе слишком много морской воды,
Этот город слишком большой для меня одной.
Ночью в городе даже звёзды - почти ножи,
Здесь и радость, и горе быстро идут на спад.
Приходи ко мне жить,
Приходи со мной засыпать.

В этом городе небо с синего в голубой
Тает, струится, сливается с горизонтом,
Где Чёрное море кажется бирюзовым,
Этот солнцем нагретый город - сама любовь.
В этом городе я просыпаюсь всегда с тобой.

URL записи

@темы: В копилку символизма, Календарь моей жизни, Чужое творчество, Море...

19:21 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
19.10.2011 в 10:14
Пишет Imiriel:

А давай это будет...
Давай это будет город. Приморский, южный, в котором начало осени незаметно, в котором свободно, поскольку уже не нужно себе объяснять привязанность к километрам, зависимость от дороги и направлений, желание стать раскованным и крылатым… Давай это будет город блаженной лени, осеннего солнца, горького шоколада, спокойных прогулок, тропинок, любимых песен, играющих кошек, целующих небо чаек… Давай это будет город как – будто – вместе, такой долгожданный, странный, необычайный, чтоб все – до детали – вписалось в его окружность - ворчанье прибоя, листва на скамейке в сквере…

Давай это будет город. Приморский, южный. В который ты тоже уже начинаешь верить.

(c) Кот Басё



URL записи

@темы: Чужое творчество, Море..., В копилку символизма

00:24 

Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Лемерт:

Анна живет на девятом,
ей нравится крепкий кофе и маленькие котята,
ее место пусто и совершенно не свято.
Она - одиночество с рыжими волосами и крепким рукопожатием,
ненакрашенною улыбкою, с красным платьем,
с цветами на подоконнике съемной квартиры,
с кучей привязок к вещному миру,
но дело обстоит так,
что она есть воплощенная пустота.

От глухой тоски просыпается по утрам,
у нее против сердца два ожога, да третий шрам,
как от кривого зазубренного ножа.
Она научилась жить так, чтоб он не мешал,
научилась жить, по чуть-чуть дыша.

Анна умеет складывать верно слова,
это немного из колдовства,
если честно, она раньше даже умела летать,
но теперь - говорю же, одна пустота.

Так она живет в непрерывистой тишине,
так она лежит на глубоком дне,
ровно два года она лежит.
Но потом над нею свирель шуршит,
это некий сказочник думает - дай позабавлюсь.
И над нею сказку свою ворожит.

Так постепенно расступается тишина,
Анна поднимается со дна,
ритмы складываются - забавно и долго.

Анна встречает волка.

Серая шкура, измазанная в крови,
Анна думает - пожалуйста, останови,
это же какой-то театр абсурда, дешевая пьеса,
ну подумай, откуда тут волк - тут же нет никакого леса,
тут девятый этаж, тут кодовый, блин, замок,
давай я закрою глаза, и его тут не будет, ок?

Волк не пропадает, лежит, тяжело дышит.
Девятый, сука, этаж, странно, что не выше.

И она не знает, что сказка уже идет,
что свирель умолкла, но сюжет-то вот,
что из этого танца выхода нет.
Анна его выхаживает, готовит ему обед,
лучше не спрашивайте о подробностях, и даже ее коты,
обнюхавшись, переходят с волком на ты.

Однажды Анна садится смотреть фильм, вставляет в дисковод CD-rom,
думает: ебаный в рот стокгольмский синдром.
Волк говорит человеческим голосом - не ругайся, фи.
И ложится на кровать позади нее - типа, тоже смотреть фильм.

Нет, говорю, подробности не важны,
счастье, зараза, вообще у всех одинаково,
да, у них теперь есть одни на двоих сны
и закаты солнца сиреневатого,

ну и бабочек в животе, словно при гастрите.
Ну и что? Отвернитесь, пожалуйста, не смотрите.

Впрочем, есть другое: однажды волк уйдет восвояси,
ей придется идти за ним - в темноте, без связи,
тридевять земель, семь железных сапог,
девять сотен дорог.
То дожди, то палящие отчаянные лучи,
выбирала законы сказки - так получи.

Но - потом, а сейчас она счастлива, говорю,
это будет еще долго по календарю,
и вообще - сырою землею, водой текучей,
и дождем, и ветром, и тучей
заклинаю, и будет слово мое тяжелей свинца,
пусть свирель моя не отступится - до конца,
пусть она пройдет той дорогой, что он прошел,
и вообще,
пускай же будет
все хорошо.



***

Listen or download Олег Медведев Вальс Гемоглобин for free on Prostopleer


Listen or download Марш небесных связистов for free on Prostopleer


Listen or download Галатея и группа Зга Сердца for free on Prostopleer



URL записи

@темы: Чужое творчество, Что-то кроме сказанного, Песенное, Календарь моей жизни, И это всё мне?.. =), Другая жизнь, В копилку символизма

Приморский город Ля-Минор

главная